Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: сказка (список заголовков)
13:57 

О механизации (мир безумного Макса)

УАЗ - это диагноз. Я неизлечим, или Добро пожаловать ко мне на борт.
«А зачем вампирам солнечный свет?» - с такой фразой начальник встретил однажды утром, вопрос был чисто риторический, как и тот, почему Макс вампир. Он просто вампир и все, родился таким. А солнечный свет он, вопреки всему, любит. Просто любит и все.
И вот, чтобы совсем без участия человека все производство шло у Макса сделать тоже не получается. Все равно люди нужны, так или иначе. Роботы пока далеки от идеала. Далеки и технологии производства. В производстве нет четких правил, а там где нет однозначных правил нужно принимать решение, а там где нужно принимать решение – нужен человек. Роботы не могут принимать решений, они могут идти только по готовой схеме. Макса это всегда удручало. Все производство он старался загнать в одну типовую схему, исключить влияние человека, а соответственно и уменьшить количество принятия ошибочных решений. За три года ему удалось сократить количество рабочих на отдельно взятом производстве с 1800 до 63. Не то, чтобы он один бился над этим сокращением, множество специалистов разных специальностей помогали ему. Вернее, если быть точным, он помогал всем этим специалистам. Осталось 18 человек механиков, от которых было не избавиться, и 45 человек на складах. Последние 45 человек не давали ему спокойно спать. За три года склад сильно механизировался, но принимать решение о том где, что и в какой последовательности ставить научить роботов Макс так и не смог.
Следующей головной болью Макса был отдел продаж. Он автоматизировал, все что только смог придумать, но от продавцов было ни как не избавиться. Люди хотели общаться с людьми. Когда он спал, ему во снах снилась полностью автоматизированная система заказов, года простой человек решает что он хочет, и система уже сама собирает, комплектует товары, на основе знания где что есть и в каких количествах. Во сне он просчитывал какой должна быть форма интерактивного диалога, чтобы простой человек мог отказаться от товаров, которые для него оказываются слишком дороги, или доставка которых займет значительное время. Макс выводил формулы для расчета хранения продуктов на региональных складах, для того, чтобы они с одной стороны оказывались максимально свежими, с другой – максимально быстро доставлялись простому человеку. Он выводил формулы для расчета прогноза потребления в помощь поставщикам. Он делал алгоритмы расчета логистики для перевоза товара. Он оценивал производительность серверов, для того чтобы система могла работать все время без сбоев. Он оценивал как надо делать расчеты сырья для производства, чтобы заказывать сырье по этой же системе. А потом посыпался и снова вспоминал, что по данным комитета статистики 87% народа в его стране заняты торговлей. И потому сделать такую систему все равно ни кто не даст. А потом шел в магазин, поскальзывался на разлитом на полу соусе, стоял сорок минут у кассы, молча, уже без сил пересчитывал сдачу, понимая, что кассир его снова обсчитал, а ругаться уже нет сил, и тащил тяжеленные сумки обратно домой, про себе ругая дистрибъютеров, у которых не работает система логистики, магазин, который далеко не соответствует ни сан нормам, ни его требованиям по ассортименту.
«А зачем вампирам солнечный свет?» - с такой фразой начальник встретил однажды утром и Макс ушел работать в подвал, он много что сделал, и ещё много что мог бы сделать, но против сильной чужой воли у него не было никакого оружия. Он сделал много, и теперь большой потребности в нем не было, а значит и смысла потакать его желаниям тоже…

@темы: сказка

14:49 

Дракон Джони

УАЗ - это диагноз. Я неизлечим, или Добро пожаловать ко мне на борт.
Джони слушал эфир. В эфире была тишина. С тех пор, как все произошло, в эфире всегда была тишина. Он вспомнил вчерашний разговор с Элен, по идее надо было бы извиниться, но не очень то и хотелось. Эму было все равно. Его не интересовало, как кто к нему относится. Он слушал эфир.
Элен была на другом конце города и грустила. Ей очень нравился Джони, впрочем, Джони нравился не только ей, а ещё многим и многим. Джони был очень красивым, умным и… жестоким. Элен прекрасно понимала, но не чего не могла с собой поделать. Он не должен был отвечать на вопрос «По-твоему, я красивая?» «Относительно». За это следовало обидеться, что она и сделала. Ибо нельзя говорить девушке таких слов. Нельзя, но Джони можно, ему все можно. Она знала Джони ещё маленьким. Он был тихим и незаметным. Его не то, чтобы не любили, его просто не замечали. И она его не замечала тоже. Потом Джони влюбился, он как и прежде оставался тихим, только внезапно появившаяся откуда-то харизма привлекла внимание начала привлекать все больше и больше девушек. Парни не любили его, и часто собираясь большой компанией сильно избивали. Пока в один день все не изменилось. Тихое мягкое тепло, которым Джони согревал всех окружающих куда-то делось и наместо него появился яркий жесткий свет, привлекающий, и обжигающий все вокруг. Воспоминание о жестокости, с которой он расправился с большой компанией хулиганов, очередной раз попытавшейся избить, вызывало холодный пот у многих, много лет спустя. Он очень сильно изменился, его новая ледяная красота притягивала многих и многих. Не многим было известно, что же произошло с Джони. Элен знала. Элен знала насколько сильно он любил ту самую девушку, и насколько все изменилось, когда она призналась ему, что он ей конечно нравится, но его друг нравится гораздо больше, и к тому же с ним хороший секс…
Джони слушал эфир. В эфире была тишина. С тех пор, как Дракон поселился в его сердце, в эфире всегда была тишина. Лишь редко-редко кто-то из таких же, как он, позволивших Драконам поселиться в их сердцах, отзывался. Джони не верил людям. Холодная сила и знания, которые давал Дракон, как плату за приют, делали его очень привлекательным. Холодная сила делала его жестоким. Знания ни во что не верящим. Иногда Дракон просил приютить других Драконов, и тогда Джони отправлялся в поиски, и найдя разочаровавшегося во всем юношу, он помогал другому Дракону завладеть его сердцем.
Элен не знала про Драконов, её привлекала ледяная красота и холодная необратимая сила, против которой не могла устоять ни одна девушка.
Джони слушал эфир. В эфире была тишина. Не тот эфир, который он слушал всю жизнь. Другой эфир, их эфир, тот эфир в котором общались только люди, впустившие Драконов в сердца.

@темы: сказка

Way to Amsterdam city

главная